Андрей Воронеж (rodinaussr) wrote,
Андрей Воронеж
rodinaussr

Координационный совет оппозиции прекратил свое существование.

Что это было: неудачный эксперимент, на корню загубленный склоками и некомпетентностью, или во многом уникальный, полезный для российской политической культуры опыт?

О Координационном совете в последние месяцы не принято говорить теплых слов. Следует признать, что поводов для этих теплых слов КСО давал не так уж и много. Возможно, раздражение по поводу Координационного совета связано с изначально завышенными ожиданиями участников протестного движения, но с любой, хоть объективной, хоть субъективной, точки зрения проколов, скандалов и организационной безалаберности члены совета допустили более чем достаточно. Однако есть и более оптимистичный взгляд на эпопею Координационного совета: в конце концов на счету КСО есть и некоторые успешные мероприятия (например, акция «Один день — одно имя» в защиту узников «болотного дела»), наиболее здравые члены совета продемонстрировали способность договариваться независимо от разности идеологических платформ, а сами выборы в КСО стали одной из ярких страниц русской политической истории.
Рассмотрим Координационный совет с позиций пессимиста и оптимиста.
Пессимист: «КСО не наработал даже на то, чтобы общество поверило в необходимость выбора его нового состава».
Координационный совет оппозиции закончил свою историю бесславно: в финальном заседании приняли участие лишь 15 человек из 39.Таким образом, члены КСО даже не захотели подводить итоги годичной работы. Должно быть, понимают, что подводить особо нечего. Несколько «впечатляющих» фотографий последнего заседания народных избранников можно посмотреть здесь.
По сути, Координационный совет стал очередным провальным проектом объединенной оппозиции, в точности повторив судьбу Национальной ассамблеи. Напомним, Нацассамблея (была презентована как протопарламент) точно так же зачахла несколькими годами ранее. Вот только крах Координационного совета куда более печален: в отличие от Нацассамблеи КСО действительно избирали граждане на честных выборах. И в отличие от Нацассамблеи с КСО были связаны надежды не только нескольких политиков, но и достаточно активной и многочисленной части общества.
Какие выводы можно сделать, обозревая годичную историю Координационного совета?
Во-первых, функционирование КСО никак не сказалось на динамике протестных акций в Москве. Напомним, в качестве одной из главных задач, стоящих перед ним, было обозначено именно наделение организационных структур оппозиции легитимностью, а следовательно, большей эффективностью при планировании протестных акций.
Материал по теме: «Оппозиция пока еще медленно и робко, но становится именно политической. Много кто начинает понимать, что нужно участвовать в выборах, а не обсуждать, насколько прекрасен наш круг на заседаниях очередного оргкомитета», — трэш-экскурсовод по российской политике Дмитрий Кириллов не без злобы вспоминает Координационный совет оппозиции. (ДАЛЕЕ)
Однако когда Координационный совет пришел на смену всевозможным оргкомитетам начальной эпохи протестного движения, на уровень организации уличных и прочих мероприятий это особо не повлияло, а если какие-то всплески уличной активности и происходили (например, многочисленный «Марш против подлецов»), то это было обусловлено не работой членов КСО, а текущей политической ситуацией в стране.
Во-вторых, Координационный совет, как и Нацассамблея, не стал примером гармоничных взаимоотношений между оппозиционными лидерами. Дело даже не в идеологической борьбе между фракциями либералов, националистов и левых — война амбиций, капризность и неумение договариваться не зависели от идеологических воззрений спорщиков. Во многом именно из-за этого КСО так и не смог выработать внятной консолидированной позиции по самому важному за все время его существования политическому вопросу — о выборах мэра Москвы. А о безобразных провокациях, которые устраивал во время заседаний «националист» Бондарик, и вспоминать противно.
В-третьих, явный «прокол» случился с наличием в рядах членов КСО так называемых деятелей культуры — писатели, телеведущие и топовые журналисты, вскоре утратившие интерес к работе совета, предсказуемо оказались куда менее ответственными перед избирателями, чем те, кого можно назвать профессиональными политиками. Это, кстати, к вопросу о состоятельности термина «моральные лидеры общества»: если КСО и дал хоть какой-то позитивный пример, то только относительно того, что у политиков с моралью хоть и ненамного, но получше, чем у «деятелей культуры». Написание книжек, газетных колонок и съемки телепередач для «деятелей культуры» важнее, чем десятки тысяч человек, которые следили за предвыборными дебатами, верили их выступлениям на «Дожде», проходили громоздкую процедуру регистрации, фотографировались с паспортами.
Ну и, в-четвертых, КСО не наработал даже на то, чтобы общество поверило в необходимость выбора его нового состава.
Скорее всего, выборы нового состава Координационного совета оппозиции не привлекут к себе и десятой доли того внимания, которое приковывали к себе выборы октября 2012 года. Не будет ни дебатов на «Дожде», ни участия в организации голосования команды Алексея Навального, ни участия в самих выборов культовых деятелей различной направленности. Вероятно, за место в новом составе КСО упрямо начнут бороться лишь те, для кого участие в его старом составе было основным личным политическим ресурсом, одной из вершин биографии. Сколько россиян захочет проголосовать на таких выборах — страшно себе представить. Если, конечно, у организаторов этих выборов вообще хватит средств и умения их провести.
Координационный совет оппозиции занял свое место на свалке истории рядом с Национальной ассамблеей, надпартийной коалицией «Другая Россия», «Стратегией-31», левофронтовскими «Днями гнева» и прочими проектами — интересными, перспективными, нужными, но погубленными из-за склок, политического скудоумия и короткой политической воли.
***
Оптимист: «Креаклы потому так и называются, что способны придумать что-то новое, учась на собственных ошибках».
Самым главным плюсом КСО, безусловно, были его выборы со всеми составляющими: дебатами, процедурой голосования и подсчетом голосов. Ничего подобного до этого в России просто не было. Вдумайтесь: больше восьми десятков тысяч человек не просто поверили в идею сетевой демократии, но и воплотили ее в жизнь. Многие годы до этого гражданские активисты выбирали по принципу наименьшего зла. Самый последний на тот момент пример: за кого угодно, кроме партии жуликов и воров. В случае же с КСО люди действительно «лайкали» тех, кто соответствовал их политическим убеждениям.
Да уже одно только это не позволяет говорить о Координационном совете как о провальном проекте.
Также не будем забывать, что приобретенный именно на выборах в КСО опыт помог команде Алексея Навального во время летней мэрской кампании. Его сторонники, многие из которых были участниками дебатов, организаторами и избирателями КСО, уже знали алгоритм мобилизации активистов в Сети. Кроме того, Леонид Волков, экс-начальник штаба Алексея Навального, который, по общему мнению, сыграл немалую роль в успехе оппозиционера в Москве, стал известен «несогласным» именно во время выборов в совет.
Важным результатом годичной деятельности Координационного совета стало еще и понимание того, чем он быть не должен, — развеялись иллюзии, что вот, мол, появился такой коллективный трибун, который будет решать, позвать ли людей на баррикады. Однако выяснилось, что оппозиции единоличные маршалы — по крайней мере на данный момент — не нужны, как не нужны протопарламент или теневой кабинет. Протестное сообщество, судя по всему, пошло другим путем — сделало ставку на личность, харизматичного лидера, и других на его месте пока не видит. Это не хорошо и не плохо — это факт. Который КСО в ходе своей работы подтвердил.
Но не только эмпирические умозаключения КСО может записать себе в копилку. Никто не будет отрицать, что пусть со скрипом и скандалами, но выбранные участники совета — казалось бы, абсолютно несовместимые друг с другом — научились разговаривать и порой даже приходить к консенсусу, как это было с некоторыми резолюциями. И благодаря более тесному, пусть и вынужденному общению друг с другом смогли даже встать единым фронтом на защиту Даниила Константинова, чего год назад и представить было невозможно. Сегодня за него горячо болеют Давидис и Каретникова, «Новая газета» и «Каспаров.Ру»! Не будь Константинов избран в этот орган, один только штамп «националист», скорее всего, стал бы препятствием для широкого освещения его дела в ряде оппозиционных СМИ — недаром в истории «Новой» это первый случай.
Ясно, что Координационный совет оппозиции приказал долго жить. Но жалеть об этом не стоит — креаклы потому так и называются, что способны придумать что-то новое, учась на собственных ошибках.
Аглая Большакова, Ксения Федорова, Александр Газов
Tags: ксо, общество, оппозиция, россия
Subscribe
promo rodinaussr april 11, 2013 07:08 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Крутой он дядька:"С Россией все будет в порядке, но нескоро" Спящая Россия Фото: Андрей Шапран/Best Of Russia Что сегодня происходит с Россией и чего ждать в ближайшем будущем? Почему страной правит партия реваншизма, что с этим можно сделать и кто виноват? Как строить будущее, не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments